Вперёд в прошлое, или якоря под самым боком

Продолжая от нечего делать писать вот сюда, написал следующее:

Будущее, будущее, будущее… Все мы здесь размышляем о нём, фантазируем, мечтаем. Делаем мы это, основываясь на своих каких-то оценках реальности, которые могут быть ой как далеки от того, что в действительности происходит с этим миром. О чём это я? Да всё о том же. О мире глобальном, который гораздо шире тех небольших мирков, что каждый из нас себе выстраивает буквально вручную.

Кто-то живёт в своей комнате или квартире, кто-то не выходит за пределы школы или ВУЗа, мирки некоторых из нас состоят из дома, работы, мест досуга. Мы привыкаем к тому, что есть у нас и перестаём помышлять даже о том, что может быть иначе. Что где-то у кого-то всё совсем не так. Не те повседневные задачи, не те обязанности, возможности и даже привилегии. Всё совсем по-другому у других людей, а мы до поры до времени продолжаем полагать, что всё так же. Мы сёрфим интернет и считаем, что всё знаем.

Говорим о том, что в скором будущем всё будет хорошо и просто замечательно. Люди войдут в настоящий контакт с машинами, будет иметь место обоюдная интеграция, мы потеряем способность болеть и умирать… Однако что происходит на самом деле, куда мы движемся и к чему идём?

Не будем говорить практически о каждом из нас. Отбросим прочь умельцев, способных настроить Wi-Fi точку одним взглядом. Выкинем из головы людей, владеющих не одним гаджетом, что работают в том числе с этим расчудесным беспроводным протоколом. Обратим лучше наши взоры на то, что происходит за МКАДом. Нет, за всех говорить не берусь. Мини-миры трогать не будем. Но картину, которую можно наблюдать в неделимом мире глобальном, описать постараюсь.

Итак, представим себе областной центр с населением порядка восьми сотен тысяч жителей. Есть интернет, кабельное ТВ, какие-то ещё радости. Вроде бы всё как у людей. Однако если начать сравнивать цифры, то просто диву даёшься. Средняя пропускная способность того же Интернет-подключения в Москве, думаю, перевалила уже за 10 Мегабит/с. В том самом городе до сих пор в ходу пятидесятишестикилобитные модемы, которые забавно так трещат и пищат при соединении. Кто там что-то говорил о мамонтах, всё ещё живущих в наших компьютерах? Далеко ходить не надо, всего шестьсот километров к югу от Москвы! Но не пугайтесь сразу. Большинство жителей почти миллионника ценят своё время, поэтому подключают 512 Кбит/с, которые им буквально припаривает местный проводной телефонный провайдер (работают по той же схеме, что и МГТС, то и дело надоедая звонками).

И эти самые 512 Кбит/с раздаются в пределах квартир и частных домов «супер-модемами», имеющими четыре канала LAN (проводных то есть) и один WAN (беспроводной). Сколько там на ваших Wi-Fi точках устройств навешано? На моей порядка пяти, плюс неограниченный беспроводной доступ для гостей. А там один! Всего один, для подключения каждого нового устройства по которому сначала необходимо отключить старое.

Раз уж упомянул о кабельном, то тут следует в срочном порядке привести две цифры, свойственные столице и не-столице соответственно – «от 100» и «до 50». Совсем не сложно догадаться, что это количество каналов, которое предлагают телевизионных дел мастера здесь и там. Интересно, что цифра «пятьдесят» и две буквы перед ней родили не столько даже вопрос «почему так мало?», сколько «почему так нелепо?». Ну кто, скажите мне, кто ещё способен настолько убого представить свой продукт? Кто ещё, кроме «талантливых» провинциальных (и в этом случае слово данное к месту как никогда) пиарщиков, способен указать именно максимум, с ходу ограничив своих потенциальных клиентов? На тебе! Пятьдесят и не более.

Однако из города «большого» переместимся в города чуть поменьше. Из областного центра в центры районные, уровень жизни в которых, судя по наличию Nestea во всех без исключения киосках (в «почти миллионнике» сплошь и рядом лишь более дешёвый Lipton), чуть выше.

Кабельное трогать не будем, ибо оно здесь пребывает практически в таком же состоянии. Да и тьфу на него, на этот препротивный зомбоящик! А вот на доступе в Интернет остановимся. Скорость, как и следовало ожидать, ещё ниже. Ровно в два раза, если сравнивать с телефонными сетями первого подопытного. Большинство радостных владельцев ADSL-модемов в городах с населением от двухсот до четырёхсот тысяч человек имеют порядка 256 Кбит/с, что в пересчёте на килобайты выдаст космические «тридцать два в секунду». Исходящий поток, вроде бы, быстрее, но замерить так и не удалось по той простой причине, что ни разу я так и не дождался загрузки хотя бы одного способного помочь в этом деле ресурса. С позволения сказать, интернетизация достигает здесь процентов 10-20 от силы.

О Wi-Fi точках в итоге даже и не думаем, так как о том, что это такое, в небольших городках знают единицы. И единицы эти даже не в сотнях, а в тысячах ничего не подозревающих и на всё наплевавших людей вынуждены вариться. Нет, я не хочу сказать, что где-то там живёт деревенщина, которую можно и нужно унижать. Каждому своё. Я, например, не знаю, как выплавляется железо из руды, не умею держать отбойный молоток и нормальным образом ухаживать за коровой, да и другой животиной. Можно и мне, с их (да с чьей угодно компетентной в этих делах) стороны, выписать «фи» и выказать полнейшее неуважение за это. В их глазах я «неумеха», и это нормально.

Однако не будем о профессиональных расхождениях. Поразмыслим лучше вот над каким вопросом – о каком всемирном светлом будущем можем рассуждать мы, когда даже у нас под боком, в нашей с вами белокаменной наличествует достаточно большая доля людей, которым всё это не интересно? Что далеко ходить, в очередной раз наблюдая за теми, кто вынужден, если нас самих окружают те, кому элементарно «не надо», но возможности имеются?

В итоге всё то вынужденное запущение, которое показывает нам периферия, ничто по сравнению с тем, что демонстрирует местами Москва. Затем я и показал, как оно есть там, чтобы сравнить с тем, что есть здесь. Проблема отличных от столицы городов заключается в том, что там люди может быть и хотят, но не могут, а вот проблема самой столицы куда более глубокая и страшная. Здесь люди могут всё, но почему-то не хотят, и в этом случае уже ничто, как кажется, не способно помочь. И такая картина демонстрирует другую сторону лени, которая является обыкновенно двигателем прогресса, а в этом случае способна этот самый прогресс на корню рубить. Так и есть ли оно в итоге, это светлое безбедное, безболезненное и бессмертное будущее? Способна ли горстка людей волочь за собой массу народа, которому ничего не нужно?