Сказ про двух односельчан

Собрались как-то два парняги на селе семки на завалинке полузхать. Сели, смотрять на харизонт. Ну, знаете? Туда, где земля с небом объединяются? Хде эти два эфемерных понятия склеены, короче. Сидять, значит, смотрять. Тут разговор незатейливый между ними завязался. Такой, значить, свойский:

— А Торунов то, главный с соседнего калхоза, говорять того, полный кретин?
— О, да, таво. Он самый. Такой хретин, каторава свет белый и ня видывал. Таких ещё поискать надобно бы.
— Слухай, Дихлофосыч, – так одного из собеседников звали потому что фамилия у него Дихлофосов была, – ты то слыхал, что тот давеча в своём обращении к народу ховорил? Ну в том, что они ещё с замом то с евойным на вопросы какие-то отвечали… Ну да слыхал наверняка?
— Слыха-а-ал. Знатно в очередной раз опростоволосилися. Вот бы им нормальных специалистов, а не каких-то недоучек-комбайнёров. Гонють впустую махины такие. И откуда у них токмо деньжищи то такие берутся на комбайны новые, да мясо в щах?
— Ну как откудова… Они же все при городе, они вроде как запасной вариант городским пожрать када с импортом нелады. Вот город их и кормит. Город большой.
— Слухай, Неня, – так звали второго собеседника, потому что фамилия его была Ненавистин, – а может быть нам уже разоблачить этих бездельников и недоучек?
— Да нет, ты что, за ними же город стоит…

Так и не уничтожили в тот вечер эти два односельчанина своих соседей. Так и не смогли подобраться к своим заклятым врагам полные ненависти и прочего говна выскочки, мнящие себя двумя пупами одной Земли. Однако бурления говен продолжались ещё долго. До тех самых пор, пока благодаря тупой своей агрессии они не утонули в собственных кипящих какашечках. И на этом сказочке конец.