Про растущий рубль, который ещё падает

620 тысяч рублей

620 тысяч рублей

В России есть куча всяких государственных и полугосударственных учреждений, которые вроде контролируют всё, что у нас здесь происходит. Я не великий аналитик, не финансист или экономист, всего лишь наблюдательный потребитель, как миллионы других граждан РФ. Поэтому мне кажется, что на самом деле все эти организации только создают видимость. Сейчас я попытаюсь объяснить, почему так считаю.

Взять, например, Центробанк, на троне которого сидит её величество Эльвира Сахипзадовна Набиуллина. Вроде экономист по образованию. Кажется, что-то закончила и даже чем-то отличилась когда-то. Но на деле это та самая дама, которая опустила рубль по отношению к американскому доллару со своего личного дня рождения 24 июня и до сегодня 7 декабря 2014 почти на 60%. Допустим, что сама она для этого действительно ничего не сделала и сама не ставила на понижение, а лишь позволила рублю опуститься до такой глубины. «Почти 60%» — это, напомню, гораздо более серьёзное падение в сравнении даже с кризисным 2008. Но как сейчас можно всерьёз заявлять о какой-то пользе для экономики, когда крупные российские компании должны западным кредиторам почти полторы сотни миллиардов долларов?

Возьмём обычные российские производственные компании, которые выдают с конвейера отечественную продукцию, сделанную из отечественного сырья. Для производства этим компаниям нужны были деньги. Когда-то выгоднее оказалось взять в валюте. Взяли по 32 рубля, но пришло время отдавать, а доллар стоит 54. 149,3 миллиарда долларов в рублёвом эквиваленте из 4777,6 миллиардов рублей резво превращаются в 8062,2 миллиардов рублей. Вроде бы, какая разница — взяли в долларах, в долларах и отдадут. Но компании продают свою продукцию здесь у нас за рубли. Кто возместит разницу между 8062,2 и 4777,6? Я не считаю проценты, которые в рублёвом эквиваленте также выросли почти вдвое. Разницу, по доброй отечественной традиции, возместят простые россияне, зарплаты которых в связи с обвалом рубля никто повышать не станет. Кто-то ещё ждёт индексации? Забудьте, если вы не относитесь к особым кругам, в которых индексация уже, как известно, прошла.

Я наблюдал за стремительным обвалом рубля, который ни на день не остановился с сентября, а матёрые экономисты упорно повторяли, что рядовому россиянину должно быть всё равно, что происходит с валютами. Ну типа не моё это дело, производственники с банкирами сами разберутся. И я действительно помалкивал, пока цены на продукты в магазинах не потянулись вверх раньше обычного. Перед Новым годом у нас в России всегда всё подрастает. Это нормально. Потому что россияне всё равно купят и еду, и подарки. Какой новый год без оливье и коробок под ёлочкой?

Только в прочие годы это происходило позднее, ближе к новогодним каникулам. А в этот, 2014-й, производителям и продавцам надоело ничего не зарабатывать, а то и вовсе терпеть убытки ещё в ноябре. Так сказать, «кто к Новому году заранее не подготовился, мы не виноваты».

Какие-то СМИ при этом громогласно заявляли, что у нас вот-вот заработает в полную мощь программа импортозамещения, мы и сами всё сможем. Только вот он, на носу уже Новый год. Цены на некоторые группы товаров выросли пропорционально росту доллара и евро. Мелкая техника, которую так приятно дарить, по чуть-чуть растёт — Apple, Lenovo, Sony. IKEA вынужденно повышает цены в России. Мы всё меньше дарим друг другу ювелирку, она не функциональна. Зачем? Не говорите мне про «наших» мебельщиков. Панели, фурнитуру и, элементарно, доски они покупают за те же доллары и евро за границей.

Я пару дней назад подвёз до метро одного из своих соседей, который занимается мелким импортом мебели из Италии. Естественно, покупает он там за евро, а здесь продаёт за рубли. У человека голова кругом идёт от того, что творится с валютой. Работать зачастую приходится на грани убытка. Но пока не отказывается. Если сейчас все свои точки закроет, если он сейчас уйдёт с рынка, то потом уже никогда на него не вернётся. Полученные из обналички бизнеса средства он боится элементарно проесть, спустить на повседневные нужды. Я ему верю, сам так делал.

Ну а что, тем временем, после требования Путина поднять рубль, творится с валютами? Второй день подряд, после обращения Путина к Федеральному собранию, я вижу бодрые заголовки вроде «Рубль ускорил рост на фоне заявлений…» и «Доллар и евро продолжили своё падение по отношению к рублю» или самое гениальное и фактически верное «На открытии рубль совершил резкий скачок вверх». Но что происходит на самом деле?

На открытии торгов рубль, как правило, что-то отыгрывает. Следящие за состоянием дел у национальной валюты СМИ радостно отписываются о всё новых победах. Создаётся положительный фон. И на этом моменте, когда в сети начинают появляться хвалебные заголовки, финансисты отпускают рубль.

Глядите какой пример. Скажем, утром курс равен 54 рублям. Бравые российские экономисты ценой невероятных усилий и, наверное, вливаний отыгрывают один рубль. Доллар 53. Близится закрытие торгов. В этот момент просыпаются СМИ, радостно кричат о целом рубле. Экономисты это дело считывают как приказ перестать играть на повышение, отпускают рубль. Доллар тут же подскакивает на 50 копеек и фиксируется на 53,50. Но в момент фиксации курса на следующий день торги не заканчиваются. В оставшееся время, до вечера, доллар набирает ещё один рубль и стоит он уже 54,50. Именно с этой отметки начнутся завтрашние торги.

А теперь поднимите глаза чуть выше и прочитайте ещё раз, с какой цены начались сегодняшние торги. Сравните с тем, с чего торги начнутся завтра и скажите, действительно ли рубль так сильно укрепляется, день ото дня теряя под радостные заголовки «ведущих СМИ» всё больше? Может, стоит уже перестать обманывать себя и начать действительно решать проблемы, а не заниматься пиаром на всех доступных уровнях?