Да и ASUS что-то хочется…

Продолжаю участвовать в этом вот конкурсе, и от нечего делать продолжаю писать следующее:

Двадцать пятое апреля, самый конец дня. Вечер. Завтра мой сто девяносто девятый день рождения. Я стар как дуб, что растёт у меня перед окном. Хотя нет. Я, пожалуй, даже старше его. Однако точно не помню. Помню, как бегал вокруг, будучи ещё совсем маленьким. Маленьким и тонким был тогда и он. Не было ещё этого гигантского дупла. Да и негде было дуплу размещаться, деревца во дворе только посадили в каких-то тысяча девятьсот восьмидесятых годах.

Сразу оговорюсь. Я не жил все эти без малого две сотни лет в одном и том же доме, не жил в одной квартире. Да и дома то первого уже не было. На его месте стоит теперь другой. Современный монолит. Но дуб остался. Тот самый, двухвековой старожил. Такой же, как я сам. Или примерно такой. Родившись давным-давно в небольшом городке, основной статьёй прибыли которого было химическое производство и в непосредственной близости от которого начинал свой бег Дон, я успел пожить и в столице, и в культурной, как говорится, и даже в ещё нескольких городах нашей славной Родины. Не жил, разве что, за границей, но туда регулярно с визитами по работе и просто так ездил. И вот теперь я вернулся туда, откуда всё начиналось. Вчера я закончил переезд, расставил весь свой хлам по полочкам, лишнее спрятал по антресолям, чуть прибрался и вовсю ждал двадцать шестого числа, чтобы начать уже получать поздравления и самые настоящие подарки.

Да, мне не терпелось! Кто-то к моему возрасту всё успевает попробовать. Люди, дорвавшиеся до бессмертия, забивают свои мозги всякой чепухой и откровенной ерундой. Ну надо ли мне знать, к примеру, семь иностранных языков, когда на моём собственном говорят уже все, причём, в идеале? Пускай они и напрягаются со своими языковыми барьерами, раз такие умные и любознательные. Меня они, тем более, понимают и говорить со мной на родном для меня русском не отказываются. Так о чём это я? Ах да. Люди всё знают, всё умеют, у них ниоткуда появилось вдруг нереально много времени, и они теперь смело могут именоваться «всё во всём и обо всём», или как-то так. Людям грустно. У нас есть бессмертие, но нет того занятия, которое можно было бы делать вечно. Оттого нам временами не хочется даже жить.

Но не мне. Не грустно мне и таким как я! Почему я такой? Да просто потому, что я ленивый! Да, от всего этого брюзжания и нытья меня спасла элементарная лень, которую кто-то презирает, кто-то ненавидит, а кто-то может быть даже и любит. Я люблю. Да и отчего её не любить, когда она сохранила меня двадцатипятилетнего до столь, по прежним меркам, глубоких седин? Нет, я не считаю себя молодым, но я считаю свой взгляд на мир относительно незрелым. И одним из поводов размышлять подобным образом является то, как я сижу сейчас перед окном, за которым идёт весенний дождик. Смотря сквозь прозрачное стекло, я попиваю чаёк с чабрецом и с детской, наверное даже, «нетерпелкой» ожидаю наступления своего чёрт знает какого по счёту дня рождения.

Ну кто в моём возрасте так поступает? Люди брюзжат и пытаются побыстрее покончить со своими нереальными юбилеями. Старики складывают осточертевшие за многие годы подарки в гаражах. Именинники даже упаковку перестали срывать, и некоторые маленькие радости успевают сменить по тридцать-сорок хозяев, пока не найдётся тот самый, которому всё ещё интересно жить. То есть пока тот или иной никому не нужный предмет не достанется мне, например.

Я люблю сюрпризы. Да что говорить? Я даже книги люблю! Никто не любит, всем практически без исключений не нравится такой глупый, вроде бы, подарок как книга. А я люблю, и всегда любил. Почему? Да хотя бы даже потому, что никогда ни одной не купил сам. Всё время полагался на волю случая, который не всегда, но в большинстве своём был добр ко мне. Откровенный хлам, признаюсь, дарили редко, но и его я поглощал с неизменным интересом.

До сих пор я радуюсь самым дурацким подаркам вроде электронных теперь фоторамок, в не меньшей степени напичканных микросхемами фотоальбомов и прочих порядком устаревших уже вещей не совсем понятно зачем необходимых среднестатистическому жителю планеты Земля. Если кто-то мне эту дрянь дарит, значит она кому-то не нужна? А если так, то почему бы не приютить её у себя? По крайней мере на какое-то время…

Размышлять над собой и своим мировоззрением я мог ещё долго, но вдруг раздался телефонный звонок. Я посмотрел на свои древнейшие часы, которые пора уже было менять, обнаружил, что минутная стрелка (впрочем, как и часовая) перевалила за отметку «12», и неспешно взял трубку:

— Аллё?

— С днём рождения!!!

Я был счастлив. Я знал, что появился на свет лишь в 7:25 утра, но мои настоящие друзья, такие же бездельники как я, представляли, как сижу я сейчас, смотрю в окно и жду их звонка. Пускай раньше, пускай ещё несколько часов по всем правилам до главного для нас сегодняшнего события, но двадцать шестое наступило. Я родился.